BROUWERIJ RODENBACH.

BROUWERIJ RODENBACH.

ЧАСТЬ 1: РОДЕНБАХИ.

На знаю, как бы всё сложилось, окажись наши предки в начале позапрошлого века беспощаднее к европейским гостям, но Педро Роденбах из наполеоновского похода в Россию вернулся живым. Может, какой-нибудь бородатый партизан пожалел восемнадцатилетнего бельгийца и на вилы не наколол. Ну или ядро пролетело мимо.

Так что Педро смог в тот день 1821 года собраться со своими братьями Александром, Фердинандом и Константином и договориться сообща о совместном владении недавно купленной пивоварней сроком на 15 лет. Именно Педро, когда те полтора десятка лет прошли, выкупил доли братьев и стал хозяином предприятия.

Всеми пивными делами по больше части занималась его жена Regina Wauters, дочь пивовара из Мехелена. А Педро, выжив в России, решил, что война – его призвание, дослужился до полковника, участвовал в – небольших – боях за независимость Бельгии в 1830.

Регина, по тогдашней бельгийской традиции, постоянно рожала – у четы было 8 детей, но это не рекорд: Anna-Coletta Wauman, прапрабабушка Анны-Катерины из Brouwerij Dilewyns, по паспорту – пивовар, стала матерью одиннадцати.

Мужчины в семье были пылкими, ввязывались во всякие кампании, Константин похоронен в Афинах у Акрополя (умер в Греции, приехав туда на должность бельгийского консула), а до этого участвовал в революции, написал текст национального гимна.

Александр – фигура ещё более яркая: в 11 лет ослеп в результате несчастного случая на ярмарке, но, кажется, его это только подтолкнуло к развитию, он выучил несколько языков, изобрёл свой вариант шрифта для слепых, боролся за независимость страны и 21 июля 1931 года появился на балконе Дома Нации рядом с первым бельгийским королём Леопольдом Первым. Был бургомистром городка Румбеке, вводил там всякие полезные новшества. Его именем названа улица, ему памятник возведён.

Некоторых мужчин из семьи судьба уводила от пива совсем далеко. Внук Константина Жорж дружил с символистами, писал стихи и новеллы, одна из них стала знаменитой – франкоязычная Bruges la Morte (1892), «Мёртвый Брюгге», в ней безутешный вдовец (без матерьялных проблем) уж пятый год бродит по Брюгге, городу, так похожему на его покойную жену – столь же безжизненному. Это была то ли одна из первых, то ли и вовсе первая книга со множеством фотографий, город на них предельно мрачен.

Действие оживляется, когда вдовец встречает точную – как ему кажется – копию усопшей, поселяет её в специально нанятый домик и навещает неугомонно. Однако, эта душная идиллия вскоре надоедает актриске, она является в дом скорбящего и фривольно обращается со святыми для него вещами (там целая коллекция одежды, фотографий, портретов).

Был среди реликвий стеклянный футляр, в нём на специальной подушке – коса покойницы, которую сам вдовец отрезал с её головы на смертном ложе и все прошедшие пять лет целует каждое утро, орошает слезами. Когда наглячка обернула этот предмет вокруг своей шеи – будто вульгарное боа, обезумевший от горя и гнева герой её той косою удушил.

Жорж умер, как и полагается настоящему символисту, рано, в 43 года, хоронить его в Брюгге городские власти отказались: они изо всех сил старались возродить город, а покойный изобразил его безнадёжно угасшим. Да и написал всё это на французском, а Фламандия яростно сопротивлялась офранцуживанию. Теперь одна из самых выспренных могил на парижском кладбище Пер-Лашез устроена для Жоржа Роденбаха: его скульптурная фигура выламывает куски из саркофага, тянется наружу, в руке – роза.

Мне кажется, не отдались этот Роденбах от пивного дела, всё б у него сложилось совсем не так надрывно, жил бы дольше, спокойнее.

Пока мужчины предавались страстям и амбициям, Регина установила первую в городке паровую машину, руководила пивоварней до 1864 года, много лет после смерти мужа (в 1848).

После управляющим стал их сын Эдвард, надолго переживший своего сына Эжена. За свою короткую, в 39 лет, жизнь, Эжен успел сделать нечто решающее для судьбы пивоварни Роденбах – он отправился в Англию учиться выстаиванию пива в дубовых бочках, за образец брал лондонский портер. По возвращении начал «винификацию» пива, так родился напиток, который мы знаем и пьём, пиво, самый известный рекламный лозунг которого – ‘T is wijn (Это – вино).

После Эжена осталась лишь дочка, мужская линия владельцев Brouwerij Rodenbach прервалась.
В 20-м веке пивоварней владели совместно…разные люди, было создано общество с ограниченной ответственностью, дольше всех (1925-1972) директором был Leon Lambert, после управляющие менялись чаще, и к концу века Роденбах оказался не в лучшем состоянии.

Конечно, были и успехи. Например, в первую мировую войну немцы не забрали – как почти во всех других пивоварнях – медные котлы (на металлический лом, для производства амуниции), от оккупантов удалось откупиться другим металлом – им отдали 26 000 золотых монет. К тому же германцы, наверное, учли родственное происхождение Роденбахов – семья перебралась во Фландрию с Рейна, из городка Андернах.

Как бы там ни было, на исходе века казалось, что время Brouwerij Rodenbach истекло, сил и средств продолжать у тогдашних владельцев не было.

И тогда в 1998 пивоварню купил концерн Palm – с намерением восстановить и развивать пивоварню, которая давно уже стала национальным достоянием Бельгии.

P.S.

Фотографии из книги «Мёртвый Брюгге».

https://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Bruges-la-Morte

«Мёртвый Брюгге» на русском (правда, с обильной рекламой).
https://yadi.sk/i/0YEP98qPqeryT

 

ЧАСТЬ 2: ПИВО.

Palm купил в 1998 году Brouwerij Rodenbach, уже близкую к закрытию. Стоило ли тратить миллионы для спасения этого пива?

Джефф Олворт в свой «Пивной библии» (2015) написал, что если б пивоварням давали статус UNESCO Heritage Site (Место Наследия ЮНЕСКО), Brouwerij Rodenbach была бы первой в списке. Более всего растиражирована фраза Майкла Джексона о пиве Роденбах, как о самом освежающем в мире. Во многих профильных книжках все определения – в превосходной степени.

Инвестиции большой компании позволили построить новую, современную пивоварню (с оборудованием от бельгийской Meura, каждая варка – на 250 гектолитров) и сохранить главное достояние Роденбах – подземные залы, где при температуре в 15 градусов Цельсия годами выстаивается в 294 дубовых чанах пиво. Именно в них эталонный Flemish Brown Ale становится основой для «старших» сортов — и главным ингредиентом тех, что попроще.

Свежесваренное пиво отстаивается в стальных сосудах по 4-5 недель, после из него составляют несколько «коктейлей»: в Rodenbach Classic (ABV 5%) идёт одна четверть пива, выстоянного в дубовых чанах в течении не менее двух лет, остальные 75% — более мягкое, новое. У Rodenbach Crand Cru (ABV 6%) пропорция складывается наоборот: три четверти «ядрёного» и четверть «лёгкого».

Вкус обоих сортов смягчается добавлением сахара – в литр классического кладут 6 грамм, 10 грамм идёт в литр Grand Cru.

Есть в линейке сорта и проще, и сложнее. Самый «попсовый» — четырёхградусный Rodenbach Rosso, я так и не нашёл данные о том, какова доля «старого» пива в его составе, но думаю, она невелика. Для фруктовости в смесь добавляют вишню, клюкву и малину – в виде свежих ягод и сока.

Делают этот вариант с 2014 года, Rosso успешен на рынке напитков для молодёжи и женщин.

Прочие сорта – из чанов (foeder) уже без всяких разбавлений молодым пивом.

Некоторые чаны возрастом старше 150 лет, при пивоварне работают плотники, постоянно поддерживающие бочки в оптимальной кондиции. Большинство сосудов вмещают по 180 гектолитров, весят по пять тонн, толщина стенок – 8 сантиметров. Есть 18 гигантов с весом вдвое больше, в них отстаивается по 650 гектолитров пива.

Каждый чан – особая экосистема, дерево пропускает немного кислорода, в структуре дуба гнездятся микроорганизмы, множество всяких факторов складываются в особый вкус пива именно в этом конкретном foeder. Главный пивовар Роденбах Rudi Ghequire на тех экскурсия, что ведёт сам, даёт гостям попробовать настой из разных бочек и комментирует: — Вот здесь что-то разгулялись бретты. Здесь – шоколадный вкус, приятный, но…он не должен доминировать в нашем пиве. –

Именно Руди определяет оптимальный вкусовой профиль и добивается его смешиванием пива из разных чанах, уравновешивает характеристики, которые за два года развились, по его мнению, чрезмерно.

Раз в год он выбирает foeder, где получилось что-то особенно интересное, полноценное, богатое нюансами – но всё это в рамках роденбаховского эталона. И тогда весь чан разливают по бутылкам, так получается тираж Rodenbach Vintage (ABV 7%) . На бутылки указывают год, когда началось выстаивание (винтаж, привезённый в Россию в 2015 году, начал зреть в 2013) – и даже номер бочки. Vintage 2012 разлит из 170-ой, Vintage 2013 – из 149-ой.

Есть ещё Foederbier, это пиво – тоже прямо из бочек, но тут смешивают содержимое 2-4-х бочек. Даже, скорее, лишь часть содержимого – судя по малой доступности этого сорта: продаётся он только в розлив в нескольких кафе.

В 2011 году выпустили пиво, которое выстаивается дольше двух лет – ещё полгода оно впитывает соки от свежих вишен, малины и клюквы. Разрабатывали RODENBACH Caractère Rouge (ABV 7%) вместе с шефом Viki Geunes (2 звезды Мишлен), теперь он использует этот изыск при готовке в своём ресторане ’t Zilte.

Этот сорт – не какой-то маркетинговый трюк, пиво действительно вышло великолепным (99/100 на RateBeer, 97/100 на Beer Advocate), один из лучших в мире пивных экспертов отмечал десятилетие своего блога (1100 постов, 4000 сортов отрецензированного пива) именно бутылкою RODENBACH Caractère Rouge.

http://thebeernut.blogspot.ru/…/rodenbach%20caractère%20rou…

Но «поверх» всего этого есть ещё два сорта: в этом году пивоварня возобновляет выпуск своего Rodenbach Alexander (ABV 5.6 %), в последний раз выставленного на полки в 2000 году.

Сейчас это пиво – легенда, возрождение происходит – по большей части – по требованию американских биргиков, а в своё время (дебютировало оно в 1986) это foederbier, настоянное на свежей вишне, в Бельгии коммерческого успеха не имело. В США же размах пивной революции был ещё не настолько силён, чтобы эти недешёвые бутылки изысканного импорта «улетали» с магазинных полок.

В этом году условия для возвращения Rodenbach Alexander (названо в честь Александра Роденбаха, сварено к двухсотлетию со дня рождения выдающегося слепца, на бутылке – его портрет) условия идеальны, RateBeer ждёт его с рейтингом в 100/100.

Rudi Ghequire предпочитает делать пиво богатое нюансами, но при этом – не самое крепкое. Считает, что при мощном присутствии алкоголя пиво почти неизбежно будет интересным, а вот добиться сложности и многогранности в диапазоне 5-7% ABV – это вызов, этим стоит заниматься. Руди и плотность предпочитает среднюю и ниже – в засыпке немалая доля кукурузы, она убавляет интенсивность варева.

Но и у него есть сорт из тех, что относят к «самым крафтовым» — барливайн Vin de Cereale (ABV 10%), разливали его в бутылки по 375 мл., их оборачивали белой бумагой, на горлышке – золотистая фольга. Мне «зерновое вино» попробовать пока не удалось, но надежда на встречу есть: Роденбах рассматривает возможность повторного выпуска.

Сейчас, когда финансовые позиции пивоварни прочны, владельцы охотнее одобряют эксперимент, стоит ждать всяких новинок и переизданий.

Brouwerij Rodenbach – единственная, целиком сосредоточенная на выпуске пива в стиле Flanders Red/Brown Ale пивоварня. Кстати, Джефф Олворт предложил убрать из названия этого стиля цвет – уж очень похожи на вид «красные эли» Западной Фландрии и «коричневые» — Восточной – и заменить оттенок вкусом, получилось Flanders Tart Ales (tart – кисловатый, резковатый, терпкий). Достойные образцы варит Brouwerij Verhaeghe (Duchesse De Bourgogne и проч.), De Dolle (Oerbier), Liefmans (Goudenband), а из американских крафтовиков наиболее преуспела в воспроизведении стиля (там так же в бочках выдерживают, по три года) New Belgium Brewing Company, туда, в Колорадо, немного не дотерпев до начала возрождения, уехал в 1996 году Peter Bouckaert, бывший главный пивовар Роденбах.

Palm своей поддержкой спас и великую пивоварню, и великий стиль от исчезновения – не известно, продолжал бы сейчас кто-то делать это сложное и дорогое в производстве пиво, не будь перед глазами примера возрождения и расцвета Brouwerij Rodenbach.
P.S. Пиво Rodenbach, пожалуй, идеально для обращения «в пивную веру» любителей вина, все их предубеждения относительно того, чего можно ждать от пива, рассеются. Налейте бокал Rodenbach Crand Cru тому или той, кто вот только что сказал: — А я пиво вообще не пью! – и следите за реакцией.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s