Месяц: Октябрь 2015

Roger Ryman на New Riga’s Brewery.

Roger Ryman на New Riga’s Brewery.

Главный пивовар St Austell Brewery, приехал в Москву на несколько дней, и в один из них мне — в привычной компании Павла Егорова, Александра Иджона, Степана Чунихина и Юрия Тартынского удалось пообщаться с ним на пивоварне New Riga’s.

Новорижские пивовары решили почаще устраивать варки с гостями, приглашают на них и знаменитостей, и начинающих. Роджер — в первой категории: дважды его объявляли пивоваром года в Великобритании, в St Austell он пришёл в 1999 году и с тех пор 16 лет варит там пиво.

За год до нового тысячелетия пивоварня работала уже полтора века и, похоже, для неё наступали последние времена: варили всего по 16 000 баррелей в год, продажи падали, удачных новых идей не было. Казалось, в новое тысячелетие компания, основанная Уолтером Хиксом в 1851 году, уже вряд ли войдёт.

Всё изменил Roger Ryman, сварив эль Daylight Robbery. Название было связано с закатом — но не с угасанием St Austell, а с солнечным затмением в августе 1999-го. На прежнем месте, в Maclays of Alloa, Роджер варил по новому сорту каждые два месяца, продукт распродавался, и варки не повторялись.

Первый его эль для St Austell тоже был задуман как разовый, но вышло так, что закат этот был сигналом: прежняя истории старой пивоварни закончилась, «новое солнце» светило уже компании, которая от года к году начала набирать новые объёмы и обороты. Daylight Robbery спас St Austell : новый эль так понравился покупателям, что — переименованный в Tribute — он даёт компании 65 — 70% её продаж, это её флагманский сорт.

Варка на Новой Риге хоть и не насколько эпохальная, всё ж тоже не рядовая. В 2013 году на День Святого Патрика St Austell представил свой Cornish Stout 1913. Сварили его по старинным рецептам, хранящимся веками в каждой пивоварне UK, имеющей долгую историю. Кстати, в такие же переплётённые в кожу альбомы на St Austell до сих пор записывают данные о новых варках — на бумагу, от руки. При всей оснащённости электроникой.

С началом Первой мировой войны правительство ввело очень жёсткие ограничения на обжарку солода. Считалось, что тратить на это топливо — непозволительная роскошь в военное время. Стаут варить перестали, и снова к этой теме вернулись уже через сто лет.

На World Beer Awards стаут получил золотую медаль, Europe Gold 2014. Продажи в юбилейном году шли превосходно. А в новом году стало ясно, насколько всё же прихотливы законы потребительского спроса: Cornish Stout 1913 почти перестали покупать. Он уже не был сувениром, юбилей прошёл. Продажи упали настолько, что завод перестал варить оказавшийся ненужным сорт.

Это огорчило Роджера, но он по-прежнем считает, что в наборе хорошей пивоварни стаут должен быть обязательно. Решено запустить новый, на этот раз — не связывая его с датами. Рецептуру тоже несколько изменят, это будет новый продукт.

Варка на Новой Риге — одна из тех, где Роджер подбирает оптимальную для своего нового хита рецептуру. И уж коли он делает это в России, сварен будет Russian Imperial Stout.

Меня гость поразил своей внимательностью — он вникал во всё, из каждого мешка с солодом доставал зёрна, разминал их, нюхал, пробовал на вкус. Досконально осмотрел оборудование со всех сторон. Было видно, что варки не превратились для него в рутину — при том, что всё ж полтора десятка лет он устроен в одной и той же компании, на хорошей должности.

За обедом мы поговорили о том — о сём, я спросил Роджера, не хочется ли ему перемещений, и услышал, что да, бывают позывы — но его деревня в Корнуолле так живописна, воздух так чист, а природа прекрасна, что лучшее место для жизни представить трудно. Его авторитет в компании велик, St Austell растёт так бодро, что уже возникает вопрос: — А насколько ещё мы хотим расширяться? — Нынешнее положение близко к идеалу — и для него, и для пивоварни. Это ж не pub crawl, когда даже если сидишь в отличном месте, вроде б как нужно перемещаться в другое — таков жанр.

Роджер прежде играл в регби, сейчас судит соревнования — или просто болельщиком на них сидит. До сих пор всерьёз занимается греблей, ходят они с друзьями на тяжёлых лодках — традиционных, из вязовых досок, Роджер фото показал.

Он вообще очень вдумчивый и основательный, но совсем без занудства. Компетентный, понимающий.

Я спросил его — стал ли он, англичанин, для корнуолльцев своим? Ведь давно уже там живёт, в местный быт вписался. Лодки, регби, пабы.

Нет, своим они готовы приезжих признать только с пятого поколения. Очень традиционное общество. Но…надо же с чего-то начинать. С него отсчёт пошёл. Через полтора века Риманы станут аборигенами.

После обеда Роджер вернулся в пивоварню, а мы отправились смотреть склады. Компания на Новой Риге — крупный дистрибутор напитков, а ещё она сдаёт в аренду склады. С St Austell заключили эксклюзивный контракт: только они привозят это пиво в Россию.

Корнуолльцы вообще не очень заинтересованы в экспорте, за границу идёт всего 2% продукции. В Москве всю линейку я видел лишь на полках «Пилигрима». У нас их флагманом считается IPA Proper Job, а DIPA, Big Job сюда не привозят — тем более было приятно получить от ребят из New Riga’s по бутылке этого сорта, на пробу.
Спасибо пригласившим, спасибо спутникам и Роджеру — за компанию. Было интересно и приятно.

Continue reading «Roger Ryman на New Riga’s Brewery.»

Реклама
Brouwerij Oud Beersel.

Brouwerij Oud Beersel.

Пивоварня работала с 1882 года, а через 120 лет закрылась. Одна из причин – рыночный успех массовых «как бы ламбиков». Они по вкусу не так экстремальны, они глаже, шире на полках представлены – ну и цены такие, какие может себе позволить покупатель, не готовый платить дороже за исключительное качество.

Gert Christiaens пришёл возрождать пивоварню в конце ноября 2005 года, а в середине января 2006 Oud Beersel вступил в ассоциацию De Hoge Raad voor Ambachtelijke Lambiekbieren (HORAL, High Council for Artisanal Lambic), решив, что при скромных мощностях соперничать с гигантами за место на полках супермаркетов ему просто не стоит, путь один – делать настоящие, традиционные ламбики и гёзы. Небольшими объемами,  не очень дёшево, для знатоков.

Всего таких пуристов в ассоциации 15:

Frank Boon (Boon), chairman

Gert Christiaens (Oud Beersel)

Armand Debelder (3 Fonteinen), former chairman

Joost De Four (De Heeren van Liedekercke), treasurer

Wim De Kelver (De Lambiekstoempers), secretary

Paul Girardin (Girardin)

Karel Goddeau (De Oude Cam)

Dirk Lindemans (Lindemans)

Johan Madalijns (De Lambiekstoempers)

John Matthijs (Hanssens)

Yves Panneels (The Gueuze Society), PR & communication

Pauwel Raes (De Troch)

Bruno Reinders (Mort Subite)

Pierre Tilquin (Tilquin)

Jacques Van Cutsem (Timmermans)

Раз в год они делают HORAL Megablend – смесь ламбиков, произведённых членами клуба. В этом году соединились 9 производителей.

Также проводят они Toer de Geuze, открывают раз в год сразу все свои пивоварни для туристов.

Но считать их истовыми приверженцами хардкора, не допускающими никаких компромиссов, не получается. Бельгия – страна маленькая, там всё смешано. Приходишь на фестиваль «только для маленьких пивоварен» — и видишь среди всякой мелюзги стенды гигантов. Похоже, компромиссы неизбежны. Председатель союза Фрэнк Бун – в партнёрстве с Palm. Mort Subite принадлежит  Alken-Maes. Есть свои «скелеты в шкафу» и у Oud Beersel.

Это два популярных сорта — Bersalis Tripel и Bersalis Kadet. Для OB их варит Brouwerij Huyghe, огромная промышленная пивоварня. Первый, с классическим для трипля ABV 9.5, вполне годится, но вот «Кадет» — «пиво с ароматом трипля – а пьётся легко, как лагер». ABV 4.5.

В разливайке при пивоварне я увидел кран с этим уродцем, попросил: — Налейте попробовать.-

Отец Герта сказал: — Нет. Нет его. –

— В смысле? На кране кончилось? –

— Нет. Просто нет такого пива. Вообще. –

Попсятиной компания финансирует свое движение к вершинам. В конце сентября Oude Kriek Oud Beerse объявлен (на World Beer Awards) лучшим криком Европы. Да там, у разливайки, вся стена в дипломах.

Недавно встал вопрос: обновить оборудование, добавить новое – или закупить ещё бочек. Купили бочек.

Маневрируют, что-то придумывают – но пивоварню возродили, награды собирают, пиво всё лучше становится.

Ну и хорошо.

Continue reading «Brouwerij Oud Beersel.»

Huisbrouwerij ‘t Pakhuis.

Huisbrouwerij ‘t Pakhuis.

В 1900 пиво варилось в Антверпене в 25 пивоварнях, сейчас – в двух: De Koninck и ‘t Pakhuis. «Пакгауз» — внутри переделанного под brewpub гигантского здания в Южных доках, бывшего склада, интерьер там классически пивной – кирпичная кладка, дерево, начищенные медные котлы, пивные афиши по стенам.

Заведение не «старинное», в следующем году юбилей – 20 лет, и думаю, примерно таким оно и будет в следующие полвека.

350 посадочных мест, столы почти все – под группы, очень мало я здесь видел пар или небольших компаний.

Пиво – трёх видов: блонд, брюн и strong ale den Bangelijken (ABV 9.5), русский вариант названия я так и не нашёл, на английском перевод в диапазоне от awesome до frightening one.

Восторга от этого пива я не испытал – да особо восторженно его никто в отзывах и  не хвалит, на экспорт оно вряд ли годилось бы, но для распития в брюпабе – очень хорошее. Приносят в больших кувшинах, разливают по бокалам, смаковать  смысла нет, но под блюда идёт «на ура». Кухня тут великолепная (ну или это нам так повезло в тот вечер), сперва подали салат с кусочками курицы и вкусной подливой, уже тогда за столом все одобрительно кивали, поедая, но вот когда рыбу принесли…  Её объявили лучшим блюдом нашей поездки, с немалым отрывом от второго-третьего. Очень, очень вкусно.

В финале вечера нас провел по пивоварне  Ханс Бамбеке – директор пивного колледжа Антверпена и, как я понял, управляющий в ‘t Pakhuis. В сильных выражениях хвалил «Пакгауз», вставил несколько слов про претензии De Koninck на непомерный статус.

Очень симпатичное место, по антверпенским понятиям от центра далековатое, но да главного скопища баров оттуда – 3-4 остановки на трамвае. Здесь хорошо начинать pub crawl, разгоняться несложным местным пивом, укладывать основу  из отличной местной еды, чтоб после, в более рафинированных местах (вроде «Кульминатора», да) сосредоточиться на всяких шедеврах.

Continue reading «Huisbrouwerij ‘t Pakhuis.»

Belgian Craft Beer at the Crafter Bar Moscow.

Belgian Craft Beer at the Crafter Bar Moscow.

My debut as a host at the beer tasting was yesterday at the Crafter Bar, a very fine beer establishment just a short stroll from Kremlin.

The main intention was to introduce to the Moscow’s beer enthusiasts some releases from Belgian brewieries that more or less fit into the designation of craft beer. There is no doubt  De Dochter van de Korenaar and Hof Ten Dormaal  are craft brewers in the strictest sense: they are small, they experiment all the time, the range of their beers is very far from routine – and these beers are very well…crafted, they are simply great (well, most of them).

There were also 2 bottles from the producers that are not small but sometimes they brew beers not intended for mass distribution, these are adventurous brews and a challenge to the brewers. They are rare, in a few month only a few bottles will be left in the world to tempt the connoisseurs.

The first one was Spontanbasil, a joint effort of Lindemans  and  Mikkeller, an oude geuze with basil leaves added – and felt very distinctly while savoring that brew. The second is a very nice-looking perfect-as-a-gift (but not so exciting to taste) bottle of 120th anniversary 1894 Oak & Hops from De Brabandere (ex.Bavik)

All the beers were brought to Moscow from a trip sponsored by VisitFlanders. Special thanks to Vassily Smirnov and the Crafter Bar for providing a perfect venue for the introduction of these exquisite beers.

Continue reading «Belgian Craft Beer at the Crafter Bar Moscow.»

’t Hommelhof.

’t Hommelhof.

Ресторан (и пансион) на центральной площади Watou, в нём вы обязательно окажетесь, посетив те места – а не посетить их нельзя, если бельгийским пивом интересуетесь.

Есть ощущенье, что обедают или ужинают там все приехавшие,  отзывы, в основном, радостные – но есть и разочарованные.  Гид  Мишлена даёт заведению скромный рейтинг – два набора из скрещенных ложки и вилки (предел возможного – пять).  Если место особенно уютное,  наборы эти – красного цвета. В случает с ’t Hommelhof обошлись без такого окраса.

Место семейное, работает там сам Стефан, его сын и жена шефа Сабина.  Ценник скромный, сервис отличный,  подача вполне ресторанная. Есть домашнее пиво — Cuvee Hommelhof, сваренное на  Brouwerij Van Eecke. На ужин, помимо него, нам подали Rodenbach Grand Cru, St.Bernardus Tripel  и Liefmans  Goudenband – пиво прекрасное, но уж очень доступное в России (да и везде). Это не его (ресторана, пива) вина, но хотелось попробовать чего-то совсем уж локального и/или редкого.

Ужин начался с двух вариантов лёгких закусок, продолжился вкусно, завершился изысканным десертом.  Главный вопрос при поедании был такой: причём здесь пиво? Понятно, что грубо, в подливке оно ощущаться и не должно, но всё ж хоть какие-то traces ожидались.  Ничего такого не почувствовал.  Понятно, что я не утончённый гурмэ – так что может быть, поэтому… Ну так и большинство прочих гостей вряд ли более искушённые.

Хотел купить книжку про пивную гастрономию, полистал – но там все рецепты для профессионалов или очень продвинутых любителей: в каждом блюде множество сложных ингредиентов, чего-то простого, вроде «паста с пивной подливкой за 20 минут» не увидел.

Брюссельский Nüetnigenough мне гораздо ближе: еда простая, «крестьянская» (и это в столичном городе, а в деревенском Хомммельхофе – напротив,  стремятся к стандарту ресторана высокой кухни), пивной ассортимент – ну просто несравним.  Не просто ж так я ходил туда ежедневно.

’t Hommelhof , как мне кажется,  заведение желательное для посещение, но на один раз.

Continue reading «’t Hommelhof.»

Modeste Beer Festival.

Modeste Beer Festival.

Назвали фестиваль в честь Modeste Van den Bogaert,  который более полувека управлял пивоварней De Koninck, при этом имеет очень подходящее для такого мероприятия имя: модест означает «скромный».  Большинство участников – совсем небольшие, есть несколько микро.  Разумеется, присутствует и De Koninck,  а через них – гигант Duvel Morgaat, и оттого ситуация напоминает вечер игр, который родители заботливо подготовили для детей, но и сами решили на нём присутствовать: ведь это ж их дом,  они всё организовали.

При желании присутствие пары «мажоров» можно было просто игнорировать – никто ж не заставит подходить к их стокам и пить их пиво.  А действительно скромных собралось несколько десятков, и среди них — Bierbrouwerij Saint-Monon,  Brasserie de Marsinne,  Brasserie Grain d’Orge,  Brouwerij De Leite,  Brouwerij Dilewyns,  Brouwerij Het Nest, Brouwerij Inter-Pol, De Dochter van de Korenaar,  De Plukker,  Hof ten Dormaal,  Microbrouwerij De Keukenbrouwers, etc.

Пиво отпускали без жетонов, порция в 150 грамм стоила один евро.  За несколько евро допускали на дегустацию сыров, обучали сочетать  разные сыры с пивом.

Главная фигура на фестивале — Hans Bombeke, председатель  АВС (Antwerp Beer College) и распорядитель в Huisbrouwerij ‘t Pakhuis , он действительно всем этим живёт:  впервые мы Ханса встретили накануне вечером, во время ужина в ‘t Pakhuis, он на устроил прогулку по пивоварне и произносит неравнодушные речи про пиво в Антверпене и вообще.  На фестивале тоже хлопотал,  быстро организовал раздачу нам бокалов, опекал всяко.  Видно, что вся эта тусовка вокруг – его детище, которым он гордится, волнуется за него и хочет, чтоб всем оно понравилось.

Фестиваль и в самом деле симпатичный. Вряд ли настолько, чтобы специально на него из-за границы лететь, но уж если в те дни и в тех местах оказались – зайти стоит, тут нет сомнений.

http://www.modestebierfestival.be/siteEN/index.html

Continue reading «Modeste Beer Festival.»

‘t Hoppecruyt.

‘t Hoppecruyt.

C 1893 года семья Desmyter занимается выращиванием хмеля, сейчас они совсем процветают – богато охмелённые сорта стали варить и в Бельгии, хозяйка, Benedikte, сказала, что сама называет покупателям цену – а они могут этот тариф принимать или нет. Выращивают на ферме и европейские виды, и экзотику вроде Cascade или Sorachi Ace. Экзотические (для Бельгии) сорта получаются не точной копией прототипа, а приобретают «местное звучание», и аборигены считают, что все от этого только выигрывают.

Попперинге – хмелевой центр Бельгии, ‘t Hoppecruyt – чуть ли не главная хмелеферма там.

Нам показали мрачноватых коров – их выращивают здесь на мясо, и, похоже, они это знают. Видели мы большие упаковки хмеля – не перемолотого и прессованного, а в шишечках, запустили туда руки, изображали блаженствующих хопхэдов.

На грядки нас не вывели – группа выбивалась из расписания, нужно было визит ужать. Бенедикте давала что-то вроде one woman show, мимикой и жестами показывала, как увлекательна вся эта история. А в финале даже взяла аккордеон и спела песню.

У сарая мы встретили её мужа, Wout работал, в сапогах и фартуке.

Рон Смит купил в магазине при ферме 35-тиградусный ликёр на хмеле, японки набрали шоколадок – с хмелем же.

www.hoppecruyt.be

Continue reading «‘t Hoppecruyt.»

Gentse Morgen.

Gentse Morgen.

Since it’s Beer And More blog I feel obliged to post here some things that are not beer-related — at least not directly. Here are some photos from my morning stroll of more than a week ago. The post’s title is supposed to mean Gent’s Morning in Nederlands but I’m not sure it does.

Click for the photos.

Continue reading «Gentse Morgen.»

Het Waterhuis aan de Bierkant.

Het Waterhuis aan de Bierkant.

Бар этот не помог мне в моей задаче – в этот заезд «распробовать» Гент и решить, что первое впечатление от города,  полученное два года назад – неправильное.

Заканчивался банкет в Gentse Gruut, все собрались продолжить в пабах, Waterhuis называли все как бесспорный выбор и вообще замечательное место.

Пришли туда. Да, живописно, набережная главного гентского канала, перед баром все зашли в дженеверную, выпили по стопке – это заведение к тому же питейному кластеру относится.

В самом баре увидел, что пить нечего (с). Да, есть вся классика, дозволенные к продаже местные трапписты и проч. Но…Орвал – прекрасное пиво, но его и в Москве много, не пить же мне  его здесь.  На кранах ни один сорт не привлёк, список бутылок мне не попался, а на полках ничего интересного не было. Взял – заодно с Эспеном – Witkap Pater Stimulo.

Может, просто настроения не было – две ночи подряд спал часа по 4. Постоял с полчаса, пошёл в гостиницу. Соседи реально пили Орвал и Шимэ.

Continue reading «Het Waterhuis aan de Bierkant.»

Kulminator.

Kulminator.

Отправился туда сразу же, как приехал в Антверпен – и правильно сделал. В среду вечером место нашёл. А вот в субботу, когда пришли компанией – нет, всё забито, и как ни представляли нас бирписатели в группе как экспертов и полезных для заведения гостей,  Лин – и уж тем более Дирк – не старались нас разместить. Да и некуда было б, даже при желании: большая часть помещений и столов захламлена тем, что обычно лежит по полвека на чердаках, пока хозяева – или их наследники – не решатся вынести всё это на свалку. Ну и вообще группы в «Кульминаторе» не приветствуются, в витрине даже особый знак висит – Geen grupen. Была история, когда о похожем семейном местечке написало какое-то крупное издание – и каждый вечер к нему причаливали полные туристов автобусы, те хотели насладиться старомодным уютом – вот так, в индустриальных масштабах.

На кранах выбор не большой, главное пиво – в колдруме рядом со стойкой, а самый винтаж Дирк, проклиная жизнь, приносит из подвала, когда жена передаст ему заказ.

Он старенький совсем, ему уютней было бы сидеть на своём месте в зале, за баррикадой из журналов и каких-то папок, на покрытой кошмою лавке. Я туда – по незнанию – уселся было, но меня тут же согнали те, кто в «Кульминаторе» не впервые: — Кшшшшш! Это ЕГО место…-

Было желание пополнить мой набор совместных портретов фото с мизантропом, но я решил отложить этот проект на следующий раз.

Лин гораздо приветливее, но и она, услышав «Я блогер, можно сделать несколько фото?» поджала губы – хоть и кивнула: да, можно. Но когда я начал заказывать винтажи, подобрела. Что понятно. Рекламы у бара и так хватает, блогеры, в большинстве своём…эмм…ну есть у нас кое-какие не сильно симпатичные черты. Однако, в роли paying customer ты – совсем другое.

Я не то чтоб им вечерний план сделал, но всё ж визит мой был заведению выгоднее, чем посиделки большой компании испанцев, по окончании которых их лидер сказал собутыльникам: — ОК, с каждого по 5 евро! –

Начал с Орвала 2005-го года, а продолжить решил De Struise Black Damnation IV — Coffee Club 2010-го. В промежутке промыл нёбо Préaris Citra Sauvignon Session Ale – этого пива целый ящик прямо в комнате стоял, соблазняя.

За расчищенные от хлама полстола ко мне подсели двое ребят-айтишников из Стамбула, мы хорошо поговорили про баб, про пиво, про Путина. Люди там вообще общаются, обстановка клубная. Много испано-италоязычных, они восклицают. Один уже на выходе указал пальцем на Дирка и кричал мне: — Он – величайший! –

Io lo so, io lo so.

Туда и обратно ехал на такси – хотелось комфорта.

Continue reading «Kulminator.»